?

Log in

No account? Create an account

ТрахБас

"Уже в течении трех недель полиция Санкт-Петербурга разыскивает автобус ПАЗ 32042, который получил название — ТрахБас. По некоторым данным в автобусе ПАЗ оказываются услуги сексуального характера гостям из ближнего зарубежья прямо на строительных площадках северной столицы."

https://vesti.fun/6744-v-sankt-peterburge-sotrudniki-policzii-razyskivayut-trahbas


Ищут пожарные, ищет милиция
пазик интимный в культурной столице.
Ищут везде, но не могут найти
транспорт в котором засел трансвестит.

Наверняка там ужасные вещи
делают геи с ухмылкой зловещей.
Ищут их - нет больше важных забот
в доме, который построил компот.

В белом автобусе чёрные лица
за тонировкой пытаются скрыться,
чтоб не раскачивал дерзкий народ
храм, где царя ублажает компот.

Лопнула скрепа, за ней и другая.
Пьяный водитель надсадно рыгая
путь предлагает - с откоса тропу.
Выпьем компота, да здравствует пу!

Кот в ботинке

Мой милый друг, подруга, кот в ботинке,
кого ещё тут надо приплести?
Я вас люблю, но только на картинке,
и только, если нет ещё шести,
а позже - хоть любовь ещё, быть может
в душе моей угасла не совсем,
я вас любил бы, как влюблённый ёжик,
от надувных матрасов окосев,
без дырочки в боку, без междометий,
без признаков вторичных половых,
согласен быть вторым, и даже третьим,
шестым, восьмым - как страшно жить, увы...
Любил бы вас я дальше? Не отвечу -
Вселенная расширилась слегка,
как девы грудь, а может чья-то печень,
вкусив души бессмертной коньяка.
Как-то раз в Кремль по снежным проталинам
к президенту пришёл призрак Сталина.
Встал пред ним, закурил,
и продажа Курил
отлегла, как от брюк гениталина.

Бомж Модест в галерею картинную
шёл отправить потребность интимную.
Плачут Босх и Рембрандт,
ведь пожарный гидрант
не отмоет ни зал, ни гостиную.

Сталкер Соня с московской пропискою
притворялась на "зоне" сосискою.
Если выхода нет,
будь хоть зомби обед,
но осанку держи олимпийскую!

Органист на концерте в Иваново
фугу вынужден был играть заново.
Местный кот влез в щиток,
там пописал чуток.
Ор стоял как от вала карданного.

Толстый негр-людоед из Сокольников
в солсберийском кафе ел полковника.
От рагу с "новичком"
подгорело очко.
Впрочем, плохо нельзя о покойниках.

Чёрт Матвей верил в душ воскрешение.
Раз, прервав половое сношение,
снял копыта, рога,
взял кредит и в бега...
Хоть какое душе утешение!

Капитан рыболовного сейнера
спутал Кубу с арктическим севером.
Наловил кучу льда
и пропал навсегда.
Ой, держите меня, братцы, семеро!

Как-то раз комары перелётные
съели странное в небе животное -
лишь пропеллер шуршал...
Не спросить Малыша.
Вырос он, Фрекен Бок любит потную.

Сталкер Пётр вёл борьбу с радиацией -
водку пил до полнейшей прострации,
ел тушёнку, икру.
Бахнул "выброс" к утру.
Больше нет о Петре информации.

Как-то в школьной столовой два кренделя
изучали Пастера и Менделя.
Медицина права -
от кефира в дрова,
а от кофе и вовсе так сбрендили.

Впав в маразм, судовой кок с Эребуса*
стряпал зелье достойное эпоса.
Год команду поил.
Вкус свинцовых белил
стал венцом жутковатого ребуса.

* - флагман пропавшей экспедиции Франклина

Обуянное ветрами

Не вернуться в это лоно
обуянное ветрами...
Время хуже перелома
тонких чувств в душевном храме.
Время - будто пантомима
в плотном сумраке печали -
что любимо - то незримо,
что в конце, то и в начале.
Я когда-нибудь состарюсь...
и душой и, может, телом.
Я как в синем море парус -
чёрный ворон в небе белом,
весь, как ветреный пройдоха,
не ценю уют причала.
Быть собой не так уж плохо,
если с самого начала...
Нам доверены маршруты,
нам обещаны сансары.
В старый дом вернуться круто.
Ты придёшь, а там корсары
жгут любви твоей фрегаты,
ностальгические барки -
жизни вечной суррогаты,
смерти быстрые подарки.
Там не ждут тебя, не верят.
Веры нет, скупа надежда.
Я и сам в какой-то мере
созидательный невежда.
Всё, что сделано - на совесть,
всё, что сломано - не нами.
От Вселенной обособясь,
совладать бы со штанами...

Почерк

Людям с излишне тонкой душевной организацией
и чрезмерно обострённым чувством прекрасного под кат не надо.





ПочеркCollapse )
Для продвинутых особо
повторяю раз по двадцать -
Осень - странная особа,
не желает раздеваться!

Я корю себя за робость,
за беспомощность эстета -
меж людьми такая пропасть,
как от осени до лета.

Меж людьми бытуют ссоры,
и любовь к словесной брани.
Люди вымрут очень скоро,
тонких чувств срезая грани,

и последнее, что мнится -
лишь закаты да рассветы
от которых наши лица
будто старые портреты.

И моей мольбы не слыша,
твоему не внемля слову,
осень-кошка спит на крыше
тыщелапо, стоголово,

листьев сбрасывая шкуры
на асфальтовые пятна...
Осень - ветреная дура -
вдохновляет забесплатно.

Завтра новые победы
и снежок скрипучий, липкий,
вновь накроет парапеты,
скрыв нуар бульварной плитки.

Вновь раздетые до веток,
до древесной сердцевины
нарожают липы деток,
что цветы наполовину.

А пока лишь вьюга шепчет
в белом платьице весталки -
обниматься надо крепче
на последнем полустанке...
Осталось тёплых дней совсем немного,
а те что есть - потрачены давно.
Свисает вниз, как лапа осьминога,
холодных струй стальное полотно.

Простуда наступает со всех флангов,
заряжены морозом облака,
и листья закружившись в жёлтом танго
похожи на людей издалека.

По крышам серой кошкой бродит ветер,
царапками ветвей стучит в окно
о том, что на бескрайнем белом свете
нам встретиться нигде не суждено.

Горит костёр, потрескивают брёвна,
путь в небеса прокладывает тлен.
Мы как дрова - мертвы внутриутробно
в мечтах о согревающем тепле,

и первый снег - не надо быть провидцем -
ведёт лишь к скорой смене зимних шин,
(чтоб вовремя успеть остановиться
у края обескровленной души).

Принцессы и Драконы

Если Принцесса пуста как пробка,
отсериаленна домом два,
если в висках не стучатся робко
образы, мысли, стихи, слова,
если как ботокс её гордыня
ядом пропитана бытовым -
сгинут небесные замки в дыме
и не придёт к ней Дракон, увы...

Принцы, однако, заходят в гости -
носят подарки и на руках.
Там ты не встретишь драконий хвостик -
в выбритых взглядах лишь грусть-тоска.
Ржут в кабаках на волне рефлекса,
с брёвнами спать нелегко в глазу.
Впрочем, Принцесса не любит секса -
просто регламент, спортивный зуд.

Время проходит, лысеют Принцы,
множатся дети и целлюлит.
Жизненный есть у Принцессы принцип -
делать как левая длань велит.
Всё хорошо у неё, брутально,
вид на Москва-реку из окон...
Только одно ей не светит - тайна.
Тайна, что вера в любовь фатальна,
если к тебе не летит Дракон.

Палеографика

Настала осень, лириков отрада,
и в первобытной глубине души
встаёт картина - мамонтово стадо
бредущее под звёздами в тиши.
А сзади, хищный камень навострячив,
крадётся за кустами гоминид.
Он хочет есть и женщину, а значит
хотелки эти вскорь объединит.
За ним два сына, как и подобает -
подносят кто снаряды, кто запал.
Неважно, что тогда их не бывает
(поэту пофиг что он накропал).
И тишина вдруг лопнув, как граната,
воинственных атак услышит рёв.
И радость разъярённого примата
наполнит землю предков до краёв.

Костёр погас, лишь слабо тлеют угли,
пещерных стен раскрасив полумрак.
Наш воин спит и видит сны о Гугле,
в котором ищет слово "доширак".
Очнувшись, встанет с женщины, потея
от странных снов, которых не понять,
и углем на стене напишет: - "Где я?",
сглотнув, добавит следом: - "Вашу мать!"

Tags:

Вкус ночного огонька

От заката до рассвета
мы с котом играем в прятки.
Ловит лазерную мышку
полосатый недотигр.
Дружбой крепкой жизнь согрета
(чай в обед с вареньем сладким).
Знают с детства все мальчишки,
что нельзя устать от игр.

Стали взрослыми с усами -
от зарплаты до зарплаты.
Дети вырастут и тоже -
на работу и домой.
Лишь коты под парусами
тёплых снов плывут куда-то -
им не надо лезть из кожи,
чтобы "в отпуск не зимой".

Им не надо притворяться
ни в любви, ни в дружбе крепкой.
Знают Ваську все собаки -
от консьержа до щенка.
Ах, как хочется мне, братцы,
стать котом породы редкой
и узнать в смертельной драке
вкус ночного огонька...

Tags: